За РОДИНУ!!!

Рассказ прадеда я слышала от деда. Он всегда с охотой рассказывал про былые подвиги и самоотверженность героев Великой отечественной войны, в особенности, моего прадеда Сургутскова Романа Прокопьевича.

Сейчас и я хочу поделиться с вами небольшой, но очень важной частичкой истории нашей семьи. Историей войны.

Перед началом войны мой прадед работал в своем селе механиком и по совместительству председателем колхоза, что являлось немаловажным и ответственным. И много отнимало времени и сил. Семья была не маленькая. Сыновья Иван, да Рудольф, и три дочери: Клара, Мария и Глафира. И конечно прабабушка Ольга, жена хозяина семьи Романа Прокопьевича. Когда началась война, осенью этого года необходимо было организовать сбор немалого урожая в полях Каргаполья, что было нелегко в то, тяжелое время. Ведь мало осталось мужиков в селе. Одним из них был мой прадед. Он понимал обстановку и остался на время страды.

Конец 1941 – начало 1942 гг. Какими бы не были доводы со стороны Ольги (бронь как многодетные и всё остальное) в начале 42-го года Роман Прокопьевич все же ушел на войну. Ему «повезло» попасть на самую беспощадную битву под Сталинградом. В командование ему было представлено 2 роты вместо одной на время пока не прибудет майор из штаба.

Шла отчаянная бомбардировка Сталинграда со стороны фашистов. Немцы обложили город почти со всех сторон и все глубже и глубже внедрялись в город, занимая дом за домом, площадь за площадью.

С продовольствием было напряженно. По «узкому коридору» изредка доставлялось и вышесказанное, и боеприпасы. Но не знали немцы, что буквально через полгода они сами будут окружены и будет осуществлен великий перелом в этой войне. Именно под Сталинградом.

По прошествии полугода, прадеду дали звание политрука. Будучи верным и приверженным коммунистом, он знал и понимал свою роль в дальнейшей битве. Хоть он был и по званию политруком, но его солдаты частенько называли по-свойски «Ротный».

Осенью 1942-го года проходили ожесточенные бои. Вермахт никак не хотел сдавать свои позиции, до последнего держался за каждый дом или улицу…

В одном из домов, на краю города, немцы организовали что-то вроде дзота. На верхнем и нижнем этажах. В течение трех дней советские войска пытались пробить бронь в стороне фашистов, но постоянные обстрелы с фронтов и тыла были запирающим звеном, а дзоты «поливали», не переставая, открытую территорию и не давали высунуть головы из окопа или стана.

В этом пекле и оказался Роман Прокопьевич совместно с ротой. Множество солдат роптали и наговаривали: «Зачем вылезать? Убьют же! Переждем! Не вечные же у них боеприпасы» или «Давайте дождемся подмоги со стороны артиллерии». Да, может всё это было и правильно, но шло время. Были дороги каждый час и каждая минута.

С Верховной ставки главнокомандования пришел Приказ о неожиданном контрнаступлении. Командующих взводами и ротами собрали и объявили о немедленной подготовке своих подразделений к атаке и прорыву обороны.

Утро контрнаступления. Это было страшно, свист пуль и постоянный гром разрывающихся снарядов накаляли воздух и души воинов. Среди грохота и шума разрывающихся снарядов был слышен четко крик, призыв подняться из окопов, идти в бой, но в ответ лишь удары и дрожь земли.

Сквозь дым и пепел солдаты увидели своего командира, который призывал всех в атаку. Он вскочил из окопа и крича «За Родину! За Родину!» ринулся вперед с поднятым вверх пистолетом.

«Это же наш Ротный!» вскрикнули все.

Через секунду «Ротный» исчез в дыму. Но солдаты слышали его призыв и с ответным криком пошли в бой, спотыкаясь за тела своих погибших товарищей. Пули надрывали протяжным воем воздух, разрывались снаряды, солдаты падали, но шли вперед и задачу, поставленную выполнили.

В этот день погиб мой прадед Роман Прокопьевич, старший лейтенант, политрук, Ротный и хороший товарищ. Он выполнил всё, что требовалось от него. Он поднял людей на смерть, на Победу, на вечную Славу за Родину Мать!

Бахарева – Сургутскова Анна 1 «А» класс